Перейти к основному содержанию
АМИ Систем
Научная мотивация труда. Всё остальное не работает

Отзыв Свириденко Д. И., доктора физико-математических наук, профессора

ОТЗЫВ Свириденко Дмитрия Ивановича, доктора физико-математических наук, профессора на научно-практическую работу д.э.н. Бовыкина В.И. «ИСКУССТВЕННЫЙ УПРАВЛЕНЧЕСКИЙ ИНТЕЛЛЕКТ» и на доклад автора в рамках трехдневного семинара 20-22 апреля 2011г

Вот уже более 50 лет на тему «Может ли машина «мыслить»?» во всем мире ведется упорная дискуссия, в которой участвуют ученые из самых различных областей науки. Особенно ожесточенно спор на эту тему разгорелся между специалистами, занимающимися философией математики. И понятно почему – вопрос «может ли вычислительное устройство «мыслить»?» имеет самое непосредственное отношение к основаниям математики, а именно к Тезису Черча, тесту Тьюринга и знаменитой второй теореме Геделя о неполноте. Здесь следует напомнить, что Тезис Черча «числовая функция вычислима тогда и только тогда, когда она частично рекурсивна» является не математическим фактом, а эмпирической гипотезой в том смысле, что Тезис допускает фальсификацию – если кто-то предъявит очевидный (т.е. принимаемый всеми!) пример функции, нарушающий приведенную выше эквивалентность, то Тезис Черча опровергается. Фактически, вокруг возможности опровергнуть или подтвердить эту гипотезу и разгорелся основной спор.

Началу дискуссии положил доклад Джона Маккарти, сделанный им в 1956 году на конференции в Дартмутском университете. Именно в этом докладе был введен в обиход термин Artificial intelligence (Искусственный Интеллект, ИИ), под которым предлагалось понимать вычислительную машину, умеющую рассуждать так же разумно, как и человек. Вскоре все участники дискуссии разделились на две противоборствующие стороны – «механисты» и «антимеханисты»: первые утверждают, что вычислительная машина может «мыслить», вторая – не может.

Следует отметить, что обе стороны имеют среди своих сторонников блестящую плеяду представителей, вооруженных самой изощренной аргументацией. Тем не менее, за 55 лет дискуссия так и не продвинулась до какого-либо заметного результата. По крайней мере, «машинный разум» так и не был создан. Хотя, справедливости ради, надо отметить, что по ходу спора были действительно получены ценные «побочные» результаты – была развита теория и практика экспертных систем, начались активные исследования по нейронным сетям, было создано логическое программирование и построены вычислительные «логические машины» и т.п. В попытках опрокинуть позиции «антимеханистов», а вместе с ними и опровергнуть Тезис Черча, большие надежды «механисты» возлагают на результаты исследований в области так называемых гипервычислений, включающей в себя такие направления, как суперзадачи и бесконечные вычисления, аналоговые, квантовые и ретрокаузальные вычисления, вычисления на не-вполне-фундированных множествах и т.п. Однако, несмотря на все их старания можно констатировать – за более чем полувековую историю своего существования обсуждение главного вопроса «может ли машина «мыслить»» так и не сдвинулась с места. И данное обстоятельство невольно наводит на мысль, что дело не столько в исключительной трудности обсуждаемого вопроса, на что часто ссылаются «механисты», сколько либо в неправильной формулировке самой проблемы, либо в неудачном направлении ее обсуждения.

Здесь следует отметить, что проблема ИИ имеет прямое отношение не только к основаниям математики, но и к такому философскому направлению, как «проблема чужих умов», история которой значительно длиннее, чем история ИИ. Тем не менее, решение и этой проблемы также до сих пор не найдено. Напомним, что суть этой проблемы заключается в том, что такие глаголы, как мыслить, желать, осознавать, чувствовать, ощущать и т.д. любой человек может уверенно применять исключительно только к себе. Что же касается применения их к другим людям, а тем более к вычислительному устройству, то здесь человек невольно сталкивается с некой неопределенностью, порождающей неуверенность, связанной с тем, что эти глаголы носят уже не вполне ясный и заранее отличный смысл. А потому весьма удивляет и настораживает тот энтузиазм, с которым пропагандисты ИИ продвигают идею, что применительно к компьютерам эта проблема уже близка к решению и даже чуть ли не решена (при этом, естественно, ссылаясь на Тезис Черча и тест Тьюринга). Но оставим это заблуждение на их совести. В целом же, автор Отзыва считает, что научное направление, посвященное решению проблемы создания машинного разума в постановке Д.Маккарти, зашло в определенный тупик.

На кризис, созревший в ИИ (постановки Д.Маккарти), внимание обращают многие исследователи. На взгляд автора Отзыва наиболее интересное и фундаментальное обсуждение сложившегося положения в ИИ содержится в монографии известных российских ученых академика РАН Ю.Л.ЕРШОВА и д.ф.н. К.Ф.САМОХВАЛОВА «СОВРЕМЕННАЯ ФИЛОСОФИЯ МАТЕМАТИКИ: недомогание и лечение» (Новосибирск, 2007 г.). В этой работе выдвигается и обосновывается новая для современной философии математики концепция «задачного подхода». Авторы, прежде всего, обращают внимание на то, что познание мира, в частности, математическое познание, должно преимущественно осуществляться в терминах «задача – решение задачи». А потому, при обсуждении той или иной теории, помимо традиционных вопросов (полнота, непротиворечивость, истинность и т.п.), необходимо задавать и такой вопрос – а для решения каких задач предназначена данная теоретическая конструкция? Более того, они предлагают считать этот вопрос главным! В этом и состоит основная идея «задачного подхода» - ориентировать анализ или становление той или иной теории, прежде всего, на «задачный подход». Именно «задачный подход» и позволил его авторам осуществить строгий фундаментальный анализ ИИ (точнее, имеющих к этой проблеме таких базовых конструкций, как Тезис Черча, тест Тьюринга и теорема Геделя) и предложить новое, с их точки зрения более правильное и осмысленное направление обсуждения этой темы.

В отличие от вышеуказанных авторов, Владимир Иванович Бовыкин, интуитивно оставаясь в рамках «задачного подхода», пошел другим путем. Он предложил заново проанализировать термин «Искусственный Интеллект» с целью переосмыслить не направление обсуждений, как предложили академик Ю.Л.ЕРШОВ и профессор К.Ф.САМОХВАЛОВ, а с целью заново переформулировать саму постановку задачи создания ИИ. Им было убедительно показано, что помимо постановки задачи создания ИИ применительно к человеческому разуму, более правильной, перспективной и осмысленной является постановка задачи создания ИИ применительно к Коллективному Разуму. Иными словами, В.И.Бовыкин впервые сформулировал задачу создания Искусственного Коллективного Разума – задачу, подчеркиваю, совершенно отличную от задачи, поставленную Д.Маккарти. При этом он с самого начала ограничился рассмотрением не Коллективного Разума вообще, а совершенно конкретного его вида – Коллективного Разума организаций, предложив для обозначения его искусственного аналога термин «Искусственный Управленческий Интеллект» (ИУИ). И опять-таки, в духе «задачного подхода», была поставлена задача создания ИУИ не для всех организаций, а только для тех, которые он называет организациями «конвейерного типа». Но что чрезвычайно важно – В.И. Бовыкин не ограничился только правильной постановкой задачи создания ИИ, что само по себе уже является значительным событием. Он предложил и осуществил на практике решение этой задачи, что значительно повышает статус разработанного им подхода к проблеме Искусственного Интеллекта.

Основу предлагаемого решения составляют Рациональная Модель Трудовых Отношений (РМТО) и Алгоритм ее внедрения и сопровождения. И хотя эти инструменты представляют собой сугубо практические технологии, они базируются на глубоких теоретических изысканиях, осуществленных В.И.Бовыкиным – Теории интересов с ее Законом оптимального поведения, на анализе двойственной природы многих показателей деятельности организации и ее работников, на принципе отождествления интересов работодателя и работника и т.п. Целью же использования разработанных им технологий является перевод исходного естественного состояния природного Коллективного Разума организации «конвейерного типа», характеризующегося, как правило, очень высоким уровнем энтропии, что не позволяет организациям развиваться, в нужное для ее «выздоровления» и развития нового искусственного состояния со значительно более низким уровнем энтропии. Данное состояние Коллективного Разума, получаемое мощным целенаправленным воздействием с помощью Рациональной модели трудовых отношений (РМТО), сопровождается таким набором положительных последствий для организации, что позволяет рассматривать созданное как действительно нечто новое, а именно, как Искусственный Коллективный Интеллект.

Правильность теоретических и методологических конструкций подхода «Искусственный Управленческий Интеллект», созданных В.И.Бовыкиным и воплощенных им в виде работающих методик и технологий, в том числе, в виде РМТО и Алгоритма внедрения РМТО, подтверждается практикой их внедрения - более 500 успешных внедрений(!). А что может быть убедительнее практики?

Поэтому считаю, что В.И.Бовыкиным создано новое и перспективное направление, ориентированное на радикальное изменения систем управления организациями в положительную сторону и, тем самым, заслуживающее самого пристального внимание и поддержки со стороны властных и общественных структур. При этом хотелось бы отметить, что созданные им технологии, хотя и ориентированы, прежде всего, на Россию, тем не менее, носят интернациональный характер. Это обстоятельство позволяет мне сделать вывод об исключительно важном и значительном вкладе в науку и практику управления организациями со стороны д.э.н. Владимира Ивановича Бовыкина.

Свириденко Дмитрий Иванович,
доктор физико-математических наук,
профессор Сибирской Академии Финансов и Банковского Дела,
Новосибирск

26 апреля 2011 года


top